Популярні новини

“Татусю, ми з мамою в садик йдемо” - каже дитина в телефон. Але татко загинув...

  • 18:56 16.09.2018
  • Переглядів: 363

Уривок інтерв’ю з замкомбригом 57-ї бригади полковником Олександром Щербиною.

Подаємо мовою оригіналу:

… под Иловайском мы воевали постоянно. К нам даже как-то с территории России прилетела одна “ураганина” (РСЗО 9К57 “Ураган” – советская реактивная система залпового огня калибра 220 мм, – ред.) – побило технику и убило двоих реактивщиков. Один из них Юра Лавошкин – командир реактивной батареи. Он еще был жив после ранения, но недолго.

Помню, я тогда накричал на начмеда, мол, делай что-нибудь, а он спокойно так сказал, что, Сан Саныч, он уже мертвый. Мы отвезли Юру в морг, переодели в форму, заправили машину, чтоб отвезти на родину. Погиб Юра в 5 утра, а в 8 звонит его телефон, поднимаю трубку, а там ребенок говорит, что папуля, мы идем с мамой в садик. Я попросил дать маме трубку – и мне пришлось сообщать страшную новость. Я даже не представляю, как я из себя это выдавил.

А когда я уже был командиром 17 батальона, попал снаряд в комвзвода, Андеря Ильина – и его просто разорвало на молекулы. Нашли только кусочек его печени. Вызвали папу, он приехал – и отвез останки для анализа ДНК в Запорожье. И после того, как ДНК совпало, отец Андрея вернулся в батальон, чтоб дооформить документы о гибели сына. Печень сына он возил с собой в конверте. Мы тогда в Дзержинске (Торецк), в морге должны были взять свидетельство о смерти, а патологоанатом говорит, как я могу вам его выдать, если тела нет, но в итоге выдал.

Еще один парень Артем Пойда погиб буквально за день до Андрея. В Горловке, на блокпосту, выскочила разведка дээнэровцев, он не растерялся, выстрелил из огнемета и попал в их автобус, уничтожил всех, кто там был, но при этом погиб и сам от разрыва вражеской мины.

Двух парней мы потеряли под Майорском, есть потери и на шахте “Южная”. А в Зайцево погибло еще двое бойцов, один из них Годзилла. Димы не стало, когда в предбанник дома попала мина, а в комнате были бойцы. А он здоровый был парень, и тогда как раз стоял в дверном проеме – все осколки принял на себя.

Его отвезли в больницу, в Дзержинск, но он умер. Я когда узнал эту новость – просто опешил. Прямо в Зайцево мы организовали прощание – сделали живой коридор, вдоль которого все бойцы упали на колени перед телом Дмитрия.

А когда в 17-м году мы зашли под Донецк, на одной из тропинок погиб боец, позывной Наум . Сколько раз я там проходил – и все было нормально, а тут он сам пошел, с винтовкой СВД. И, видать, стволом зацепил растяжку. Шансов выжить не было. А бойцу Вове Буличенко – пуля пробила пулемет и попала в печень. Мы довезли его до больницы, но он умер.

Андрюха Беспалов на ОЗМке (Противопехотная выпрыгивающая осколочная мина кругового поражения, – ред.) подорвался. А еще во время минометного обстрела от осколков у нас погибла девушка – связистка Катя Носкова. Она молодец – со всем оружием быстро разобралась. И все время была на радиостанции, ее постоянно было слышно в эфире – и это было важно для бойцов, очень приятно слышать женский голос на войне.

Так что смертей у нас немало, и мне все они очень непросто даются. Я понимаю, что по большому счету этих ребят не уберег я как командир. И мне как-то надо смотреть в глаза их близким. Просить у них прощения.

Джерело
Залишити коментар


Популярні новини
Календар новин
«    Листопад 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбНд
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 
^ Вгору ^